kuzzy_lien (kuzzy_lien) wrote,
kuzzy_lien
kuzzy_lien

Category:

12 месяцев: Май


Продолжаю свой проект "12 месяцев", который задумала в октябре, а начала в ноябре 2020 года. Каждый месяц пишу по рассказу, посвященному текущему месяцу. Пока держусь. Похоже, он сложится в повесть или даже роман в рассказах, так как каждый отдельный рассказ сливается в единое полотно повествования. Вот и этот рассказ продолжает предыдущие истории.
МАЙ

Тонкий и сладкий аромат черёмухи плыл в воздухе. Черёмуховые холода миновали и небо сияло майской лазурью. Настроение у Светы было безоблачным, как это небо. Её идея с переездом удалась! Всё вышло даже легче, чем она думала. Всё-таки связи – великая сила! Хоть в Москве, хоть здесь, в Хольмграде. Петра в столице, оказалось, помнили, и быстро помогли найти дом, куда он заселился с семейством и всем своим невеликим хозяйством.
Света, усмехаясь, покачала головой, вспоминая, как здесь оформлялись сделки. Никакой тебе ипотеки, нотариусов, письменного договора. Пётр сразу отдал половину суммы, пообещал, что вторую отдаст в течение полугода и продавец с покупателем ударили по рукам. Буквально. И всё! Она подозревала, что так просто сделка оформляется не всегда и не со всеми, но с такой верой в честное слово сталкивалась впервые.
Дом по местным меркам не хоромы, но просторный. Вета могла хоть в нём маленькую лавку открыть, хоть больных принимать, и теперь она решала, за что браться, в какую гильдию вступать. Чай, Хольмград не Ручейки, здесь такой вольницы как в деревне, не было. Чтобы заниматься каким-либо делом, требовалось получить разрешение, подтвердить, так сказать, квалификацию, и денюжку заплатить князю и гильдии, в которой намеревался работать.
Хоть после того, как Вета и Пётр обвенчались в храме, бюджет у них стал общий, ведунья всё равно не хотела платить за вступление в гильдию из накоплений мужа, а потому приходилось выбирать что-то одно.
– Столько лет сама жила и теперь захребетницей не стану, - поджимала губы Вета в ответ на уговоры Петра.
Света в их споры не вмешивалась, но позицию матери одобряла. Доходов у них, кроме расходов, пока никаких не наблюдалось, и тратить деньги стоило с осторожностью. Но по её расчётам, накоплений Петра и Веты должно было хватить, пока их бизнес раскрутится.
Идея Петра об открытии Школы телохранителей пришлась ко двору. Оказалось, что после попытки переворота, в которой погиб старый князь и товарищи Петра, опытных воинов не хватало. Им было не до того, чтобы учить молодняк. Так что госзаказ у них, считай, в кармане, - радовалась Света. По слову князя им быстро нашли пустующий склад, который сейчас превращали в будущую школу.
Не дожидаясь завершения ремонта, Пётр уже начал заниматься с первыми учениками прямо на улице, благо погода позволяла. В учениках числились присланные князем молодые воины и приехавшие из Ручейков несколько подростков. Одного из них, сироту, Пётр сразу взял с собой, а троих других позже привёз отец одного из ребят.
– Пётр, огольцы наши в княжью дружину хотят. Ты уж пристрой их к делу, - сняв шапку, попросил мужик.
В качестве платы за учёбу он привёз припасы и пообещал и дальше поставлять продукты для школы. Теперь мальчишки жили при школе, тренируясь с Петром и выполняя простую работу на посылках у строителей.
Княжеские приходили пока три раза в неделю. Их учить азам нужды не было, и тут Пётр работал уже с каждым отдельно, объясняя им тонкости и сводя в поединках. Свете только раз удалось посмотреть на их спарринги. Зрелище было – ух! Огонь! Но её быстро выпроводили.
– Не дело девке на парней пялиться, - строго сказал Пётр. – И их от дела отвлекаешь.
– Не очень-то и хотелось! – гордо фыркнула Света и, задрав нос, удалилась.
Но это она соврамши. Смотреть на поединки парней было одно удовольствие. Здесь вообще народ весь спортивный, по сравнению с тем миром, где жила она прежде. Ни пивного брюшка, ни обрюзгших тел у молодых здесь не встретишь. Даже у тех купцов, кто, кичась достатком, позволял себе обрасти жирком, под этим мягким слоем чувствовался крепкий остов. А уж княжеские воины и вовсе все как на подбор – красавцы! У Светы прямо сердце ёкало, когда они сходились в поединке. Что там мужской стриптиз перед этим зрелищем! Жалкая позорная пародия.
Света облизнула пересохшие от воспоминания губы и перевела взгляд с синего неба на тетрадь. Она сама её сшила из купленных листов плотной бумаги и теперь наслаждалась, занимаясь любимым делом. Старшие доверили ей вести семейную бухгалтерию, и Света теперь тщательно фиксировала в своём гроссбухе все траты и поступления. Она за эти месяцы научилась местному письму и счёту, но цифры предпочитала писать по-своему, отчего её учёт смотрелся для местных как шифрограмма. Впрочем, никто её записи и не смотрел. И Пётр, и Вета с радостью доверили ей учёт и контроль.
Света с удовольствием вносила в свою тетрадь даже потраченные деньги, глядя на цифры, как на старых друзей, которые не обманут и не подведут. Но душа её просила большего. Слишком прост был их семейный бизнес. Негде развернуться!
«Ничего, даже если с карьерой не получится, то хотя бы с женихами здесь выбор больше», - утешала себя девушка. При мысли о женихах перед глазами почему-то возник молодой князь Гордей таким, как увидела его недавно: голубоглазый красавец на вороном коне, белозубая улыбка, русые кудри. Сладкий вздох вырвался из груди при этом воспоминании. Как он на неё смотрел! Как улыбался!
Жаль, Пётр сразу её домой отправил, когда князь приехал на его будущую школу посмотреть. И вечером специально для неё разговор с матерью завёл.
– Всем хорош наш князюшка – и храбр, и умён, только бабник. Девок любит, а вот жениться – нет, - Пётр со значением посмотрел на Светлану. - Его в храм венчаться батогом не загонишь. Князь-батюшка его женил рано, а княжна Марья девкой характерной оказалась. Ничего не скажешь – кровушки у него вдоволь попила, но он ничего, держался, жене не изменял. И траур, когда она при родах умерла, весь срок честно блюл. Зато теперь отрывается.
– И сколько ему было, когда женили? – спросила Света. Интересно стало, сколько здесь считается рано
– Пятнадцать.
– На год младше нашей Ланушки, - задумчиво сказала Вета.
– Думаешь, пора ей жениха искать? – так же задумчиво произнёс Пётр.
– Не надо мне никого искать! Сама найду! И вообще, не хочу я замуж! Мне и так хорошо, - запаниковала Света. Кто их знает, возьмут и правда замуж выдадут. – Я вам что, мешаю?!
– Ну что ты, Ланушка, не мешаешь. Как ты можешь так думать? – покачал головой Пётр.
– Коль не хочешь – неволить не будем, - поддержала его Вета. – Суженного-ряженного на кривой козе не объедешь. Пора придёт – жених сам найдётся.

***
Ночью Света проснулась от шума, странной суеты в доме. Пару раз гавкнул во дворе Приблуда, резко мяукнула Зараза, как будто ей наступили на хвост. Кто-то топал, гудели мужские голоса, явно старавшиеся говорить тихо. Похоже, что-то происходит. Света, не зажигая света, встала и надела платье. Лучше быть наготове. И точно! Скоро в её дверь стукнули, и голос матери произнёс:
– Ланушка, вставай! Мне твоя помощь понадобится.
– Что случилось, мама? – Света, не откладывая, тотчас распахнула дверь.
– Больного привезли. На подхвате будешь. Вскипяти воду, найди чистых тряпок и весь запас мха, неси их в мою горницу, - отдав команду, Вета заспешила к больному.
Может, у Ланы и был материнский дар, а вот у Светы, занявшей её опустевшее тело, его точно не имелось. Но чтобы помогать его и не требовалось. Перевязать, отвар заварить, мазь нанести или инструмент подать можно и без всякого дара. Так что в Ручейках Света уже не раз помогала ведунье.
Разбуженная и сразу загруженная заданиями, Света не задумывалась, кого привезли к ним в дом, и лишь войдя с узлом чистой ветоши и мха в горницу, она узнала в лежащем на топчане мужчине князя Гордея.
– Ставь котелок с кипятком на стол, - скомандовала шедшему следом за Светой Петру Вета, - и садись скорей вместе с Ланой смывать с князя кровь змиеву. Ты, Лана, садись к голове, а ты, Пётр, в ногах. Действуйте! Только осторожно! Смотрите, чтобы на вас не попало.
Взяв принесённые тряпицы, Света и Пётр приступили к делу. Смочив в мерцающей от магии воде тряпицу, аккуратно стирали зелёные пятна с тела, бросая использованные лоскуты на пол. Под зелёной плёнкой открывалась почерневшая кожа. Больше всего пятен располагалось на груди и плечах князя и Света начала с них.
Князь, похоже, был без сознания. Глаза закрыты, сквозь стиснутые зубы вырывались стоны. Скоро Света уже не думала, кого она обтирает, вся сосредоточившись на том, чтобы осторожно смыть зелёную слизь. Увидев, что местами, где пятна были особенно густы, кожа начинает слазить вместе со слизью, Света решила всё же вначале стереть яд с немногочисленных пятен на лице. Иначе пока она протрёт всю широкую грудь, слизь разъест лицо, и там останутся шрамы.
Прикасалась к острым скулам и высокому лбу она особенно бережно. Света невольно вздрогнула, когда густые ресницы вдруг вспорхнули и потемневшие от боли голубые глаза посмотрели на неё.
– Какие у тебя руки ласковые, девица, - произнёс князь и вновь потерял сознание.
Спустя какое-то время Вета позвала:
– Лана, иди ко мне. Там уже не так много обтирать осталось, Пётр один справится. А ты мне нужна зелье готовить.
Светлана послушно подошла к столу, где ведунья вручила ей ступку и велела перетирать какие-то корни. Пока она перетирала, отмеряла, подавала матери нужные ингредиенты, Пётр закончил обтирать князя и по команде Веты собрал грязные тряпицы.
– Унеси и сожги их тотчас в печи. Потом золу эту не забудь вычистить и под осиной зарыть.
Светлана внимательно наблюдала, как Вета, тихо шепча что-то, установила на железном блюде железную треногу, подвесила на нём маленький медный котелок с горячей водой, зажгла под ним красную восковую свечу и принялась сосредоточенно отмерять и добавлять в него приготовленные листья и порошки. Вдруг Вета повернулась к дочери и с силой дёрнула за волосы. Пока окаменевшая от неожиданности Света приходила в себя, ведунья бросила в котелок выдернутый волосок и вновь повернулась к ней.
– Ланушка, протяни руку, - деловито сказала она.
– Зачем? – настороженно спросила Света с опаской глядя на тонкий нож, вдруг появившийся в руке ведуньи.
Вета удивлённо посмотрела в ответ на неё. Похоже, она не ожидала такой реакции от дочери. Потом в глазах отразилось понимание. Она вспомнила, что в теле дочери теперь совсем другая душа.
– Для зелья мне нужна кровь девственницы. Всего капля. Отдашь ли ты её добровольно, девица? – певуче произнесла она ритуальную фразу.
Света с неохотой протянула руку:
– Отдам, но он мне за это должен будет.
– Услышано, - сказала Вета и кольнула палец дочери острием ножа.
Алая капля сорвалась с пальца и упала в забурливший раствор.
Вета жестом показала дочери, чтобы она вышла из комнаты и принялась что-то тихонько петь, сосредоточенно водя руками над котелочком.. Света, взяв палец в рот, поторопилась выйти из горницы, пока ведунья ещё что-то не придумала.
Сейчас, когда хлопоты отступили, Света задумалась: почему князя привезли к ним? Неужто других целителей не нашли? Далеко от горницы она не пошла, села прямо у стены рядом с дверью. Вдруг матери вновь помощь понадобится. Пётр и доставившие князя телохранители тоже расположились рядом. Из их разговоров картинка у Светланы и сложилась.
Князь Гордей отправился сегодня на свидание к какой-то молодухе. А тут, как в анекдоте, муж вернулся.
– Мы, как его увидели, входящим в терем, сигнал свистом подали и приготовились князюшку из окна принимать. Думаем, сейчас выпрыгнет. А он не идёт. Потом слышим – звуки боя. Ворвались – видим, князь со змеелюдом бьётся.
– Наш-то князь, хоть и бабник, но предусмотрительный. Оказывается, он точно знал, где муж молодки. И из тех мест он вернуться никак не мог. Так что иллюзия его не обманула. Сразу понял, что за гость к прелестнице пожаловал. Не стал бабу на растерзание бросать, в бой с ним вступил.
– Там тесно, бьются они почти вплотную, перемещаются быстро, - наперебой объясняли расклад Петру телохранители. – Нам к ним никак не подойти. Но князь справился.
– Только кровью змиевой его залило. Он запретил во дворец, к своим лекарям его везти. Не хочет, чтобы про его полюбовницу узнали. Вот мы и вспомнили про тебя. Что твоя супружница тоже ведунья. Пусть хоть первую помощь окажет, змиеву кровь снимет, а потом мы его уже и другим сможем показать.
– А со змеелюдом как? Так там и оставили?
– А куда эту ядовитую гадость потащишь? Бабу из терема выгнали, да и подожгли дом. Огонь все следы спрячет.
Прислушиваясь к гулу мужских голосов, Света расслабилась и едва не задремала. Вышедшая из горницы пошатывающаяся от усталости Вета едва не наступила на неё.
– Иди спать, Ланушка, - ласково обратилась к дочери ведунья, - твоя помощь больше не понадобится. С остальным пусть, вон, мужики справляются. Помогла я вашему князю, сняла проклятье змиево, но пусть он тут ещё до рассвета пробудет. Тогда я повязки с него сниму, проверю, как заживает, и если всё хорошо будет, отвезёте уже домой.
Она вздохнула и покачнулась. Пётр тут же подскочил к ней и обхватил, поддерживая, за талию.
– Пусть кто-то из вас рядом с князем побудет. Я настой приготовила. Он на столе в кувшине стоит. Надо будет ему каждый час хоть по глотку давать. Справитесь?
– Справятся, Веточка, справятся, - ласково пророкотал Пётр. – Тебе и самой отдохнуть надо. И ты, Лана, к себе отправляйся, как мать сказала.

***
Как увозили князя, Светлана не видела. Проспала. И нисколько о том не жалела. Итак ей взгляд голубых глаз, стоило на майское небо посмотреть, всё время вспоминался. Хоть глупое девичье сердце и начинало сильнее биться при этом воспоминании, головой Светлана Сергеевна понимала, что ничего хорошего от князя-бабника ждать не стоит. От таких красавцев что в этом мире, что в том, невинным девушкам лучше держаться подальше.
Она почти забыла о происшествии, наслаждаясь общением со своими верными цифрами. Это было тем легче, что Пётр почти полностью переложил на неё все деловые переговоры. Он только по рукам бил, заключая договор, после того как Света доводила продавцов до белой пены, азартно торгуясь с ними. Её умение считать в уме уже хорошо знали все местные торговцы и считали проявлением магического дара. Света с ними не спорила, и Вета её поддерживала:
– Дочь мой дар ведуньи не унаследовала. Он у неё по-другому проявился. Я слышу живое, а она вот таким мастерством овладела.
Попытавшись несколько раз поймать Свету, и посмотрев, как она, пошептав что-то, или, в особо сложных случаях, начертив в пыли странные знаки, даёт неизменно точный ответ, все успокоились и обмануть её в расчётах потом не пытались.
Почти забыла Света князя Гордея, когда он к ним в дом вновь явился. Почтительно поклонился Петру и Вете, ей солнечно улыбнулся:
– День добрый, хозяева! Спасибо тебе, хозяюшка, что меня вылечила, а ещё за то поклон всем вам, что никто о вашем добром деле так и не узнал. Чем мне вас отблагодарить, други?
– Мне, князь, ты ничем не должен, - ответил Пётр, - а жене моей хорошо коль поможешь разрешение на целительство получить.
– Хорошо бы и на торговлю лечебными травами и зельями на всякий случай, - влезла Светлана.
– Получишь, госпожа, разрешение, и взнос в гильдию из княжеской казны внесут, - кивнул князь Гордей. – Это всё?
Вета отрицательно покачала головой и пояснила:
– Если обещанное сделаешь, то и хорошо. Только ты ещё дочери моей должен. Для вылечившего тебя зелья она кровь свою дала, и чтобы проклятие змиево не вернулось, ты с ней расплатиться должен.
Под внимательным взглядом князя Света почувствовала себя замарашкой. Не ждали они такого гостя, потому и платье на ней было невзрачное, голова лохматая, а на носу, кроме веснушек, ещё и чернильные пятна затесались.
– Что же ты хочешь, девица? Кольца, бусы, серьги с каменьями драгоценными али платье шёлковое, шубу соболью? Говори, не стесняйся. Всё получишь.
«Бусики с зеркальцем? Дёшево ты меня ценишь!» - подумала Светлана Сергеевна, а вслух ответила:
– Не нужна мне ни шуба соболья, ни камни драгоценные. Хочу, чтобы ты желание моё исполнил. Одно!
– Вот как, - протянул князь, уже с насмешкой поглядывая на девушку. – Хорошо, девица.
Он достал из кармана платок и продолжил:
– Сшей мне из этого полотна рубашку, тогда исполню.
«В эти игры можно играть вдвоём», - с азартом подумала Света, принимая платочек. Вынула булавку, заколотую до этого на груди, и ответила:
– Сошью, князь-батюшка, обязательно, как только ты из этой булавочки мне ножницы сделаешь, чтобы было чем полотно кроить, да из остаточков – напёрсточек, чтобы я белы пальцы не исколола, когда шить буду.
Хмыкнул князь, но булавку взял и не прощаясь вышел.
– Ох, доча, доча, - вздохнул Пётр. – Лучше бы ты шубу взяла.
– Пусть князь вздыхает, - ответила ему Вета. – Коль он с нашей дочерью не расплатится, то болезнь к нему вернётся. Язвы змиевы вновь проступят. Мог бы просто Ланушку спросить, без гордости своей лишней. Она бы у него ничего такого бы не попросила. Дочь у меня девушка порядочная, честь свою блюдёт. Так ведь, Лана?
– Так, матушка. Ничего такого я просить не собиралась.
Посмотрел Пётр в сердитые глаза Веты, на невинную мордашку Ланы и махнул рукой. Что ему со своими женщинами ссориться? Пусть теперь у князя голова болит, как извернуться. А дочь свою он в обиду Гордею не даст, будь он хоть трижды князь.
На следующее утро посланник привёз им корзину с яйцами и, усмехаясь в усы, передал слова Гордея:
– Князь велел тебе, девица, к завтрему вывести из тех яиц цыплят, тогда он твоё желание выполнит.
Когда он ушёл, похохатывая, Вета растерянно сказала:
– Одного цыплёнка я могу к завтрему вывести. Может, этого ему хватит?
– Вот ещё, матушка, твой дар на такую ерунду тратить! Не бери в голову, лучше окрошку с ними на обед сделаем.
– А как же?
– А вот так же! Как он ко мне, так и я к нему!
После обеда, на который была приготовлена вкусная окрошка, Света сказала Петру:
– Батюшка, передай князю Гордею мой ответ. Скажи ему, что цыплята завтра выведутся, только им на корм нужно одноденное пшено: в один бы день было поле вспахано, просо засеяно, сжато и обмолочено. Другого пшена наши цыплята и клевать не станут.
***
Пётр думал, что ждать, пока его пустят к князю, придётся долго, но ошибся. Пропустили его сразу, будто стражу о нём предупредили. Провели прямо в княжеские покои. Гордей со своим приятелем, Волчком-воеводой в шахматы играл.
– Что же ты сам пришёл? Дочь твоя что, яйца высиживает? Только учти, что один цыплёнок не в счёт. Пока дюжину дюжин не увижу, желание не исполню. И обмануть меня не удастся. Придворный маг проверит – из тех ли яиц цыплята выведены.
– Где ж это видано – князя обманывать? Выполнит дочь твой приказ, только и тебе, князюшка, потрудиться придётся, - Пётр повторил условие дочери.
После того как женился на Вете, эту занозу Лану он как родную в сердце принял.
Выслушал его князь Гордей и с лёгкой досадой заметил:
– Ох и мудра у тебя дочь. Только как бы ей саму себя не перемудрить.
– И тебе, господин, я по старой службе-дружбе тоже скажу. Как бы вам самому не перемудрить. Жена говорит, коль вы с долгом перед Ланой не рассчитаетесь, то её заклятье может потерять силу и ваша болезнь вернётся.
Нахмурился Гордей и процедил:
– Что же, пусть завтра ко мне явится ни пешком, ни на лошади, ни голая, ни одетая, ни с гостинцем, ни без подарочка. И я исполню её желание.
Услышав слова князя, Светлана довольно усмехнулась и успокоила Петра:
– Не волнуйся, батюшка. Всё будет чики-поки. Изображу ему леди Годиву в лайт варианте. Ты только помоги мне приготовиться.
***
Спалось Гордею плохо. Жениться на этой девчонке он категорически не хотел, но и ссориться с прежним телохранителем отца тоже. К тому же этот глупый поединок, в который он сам втянул себя, стал слишком известен в Хольмграде. Как ему донесли, в тавернах и на базаре народ обсуждал его задания, веселился над ответами девицы. Многие делали ставки на то, кто из них кого «умоет».
Да и предупреждение ведуньи проверять не хотелось. Рука, что в змиевой крови, считай, искупалась, начинала нехорошо зудеть и проверять, чем это может кончиться, не хотелось.
Позавтракал Гордей без аппетита и не удивился, услышав на улице весёлый гвалт. Он не сомневался, кого увидит, выглянув в окно. Разглядеть со второго этажа терема девицу не удалось, но шумная толпа, плотно окружавшая кого-то и медленно катившаяся к дворцу, сомнений не оставляла. Девица приближается. Гордей не сомневался в том, что он от неё сегодня услышит. Что может хотеть молодая незамужняя девица от холостого князя? Только получить от него обручальное колечко. Главное, как она сформулирует желание. «Может, оставит невольно какую-то лазейку», - тихо надеялся Гордей. Но слабо. Уж больно ушлой оказалась дочка ведуньи.
Он торопливо спустился и вышел на крыльцо. Весёлый смех и крики оглушили на миг его, а яркое утреннее солнце ослепило. Потому князь не сразу увидел идущую впереди веселящейся толпы девушку. Длинные русые волосы прикрывали груди и плащом окутывали тело, но сквозь рыбачью сеть, в которую завернулась девица, князь вполне смог оценить стройную фигурку невесты. Посмотрев на эту тонкую талию, длинные стройные ноги, назвать так мысленно девицу получилось легче.
«Первое условие «ни голая, ни одетая» она выполнила», - вынужден был признать князь. И уже с любопытством присмотрелся: как ей удалось добраться «ни пешком, ни на лошади»?
***
Может, здешние девицы в рыбацкую сеть бы и не оделись, а мне после наших мини-бикини это было раз плюнуть. Всё же для собственного спокойствия под неё я надела набедренную повязку и широкую ленту на грудь, так что считала, что просто иду в ажурном вечернем платье.
Сложнее оказалось справиться с козой. Ехать на ней по-настоящему я не рискнула. Всё же я хоть девушка стройная, но не настолько невесома, чтобы на неё усесться. И теперь вынуждена была примеряться к её неровному темпу, когда эта зараза то еле тащилась, то стремительно бросалась вперёд и приходилось удерживать её за верёвку, чтобы она не вырвалась из-под моих ног. Эта борьба с козой отнимала все мои силы, так что я совершенно не обращала внимания на смех и крики всё увеличивавшейся толпы, что сопровождала меня. Не знаю, дали бы мне спокойно дойти до дворца эти весельчаки, если бы не мрачный Пётр, шагавший рядом и демонстративно положивший руку на эфес меча.
Наконец я достигла дворца и с облегчением увидела высокую фигуру князя на крыльце. Хорошо хоть не придётся на это крыльцо козу затаскивать. Я наконец смогла встать нормально, а не как штангенциркуль, зажимающий рогатую скотину. Развязала мешок, что везла коза, и достала из него живую перепёлку.
– Вот тебе, государь, подарочек!
Протянула трепыхающуюся птичку Гордею и когда он растерянно протянул к ней руку, разжала кулак. Перепёлка – порх – и улетела!
– Как, князь-батюшка, все твои условия выполнила?
– Все.
– Выполнишь ли теперь моё желание?
– Выполню. Говори.
– Возьми меня в своё казначейство работать, - высказала самое заветное желание я. Что же я столько лет на бухгалтера зря училась, что ли?
– Что? – захлопал глазами князь Гордей.
Мне нетрудно. Я повторю:
– Хочу в твоём казначействе работать. Прикажи, чтобы меня взяли туда подмастерьем. Выполни моё желание и мы в расчёте.
Князь смотрел на меня так, словно я вдруг заговорила на неизвестном языке, и молчал.
– Ты не думай, государь. Моя дочь и писать, и считать умеет. Да ещё как считать! – поддержал меня Пётр. – Возьми её на службу, не пожалеешь
– Хорошо, - медленно кивнул князь Гордей. – Исполню твоё желание, девица. Никогда такого не случалось, но раз просишь – возьмут тебя в казначейство.
Tags: май, мои работы, рассказ, фэнтези
Subscribe

  • про молоко

    для творческого марафона 90+2 дня лета Задание №1 Решила продолжить путешествие в марафоне, тем более что режим участия стал по-настоящему летним,…

  • Илья Сельвинский — Севастополь

    Илья Сельвинский — Севастополь Я в этом городе сидел в тюрьме. Мой каземат — четыре на три. Все же Мне сквозь решетку было слышно…

  • осенний дождь

    Для марафона "91 день осени" Задание # 10 А. Болотов Осенний дождь в городе Казалось бы - дождь и дождь, вода с неба, а какая разница…

promo kuzzy_lien december 7, 16:44 1
Buy for 10 tokens
Блогерский марафон "91 день осени" - Задание №1; Задание №2 Задание №3 Задание №4 Задание №5 Задание №6 Задание №7 Задание №8 Задание №9 Задание №10 Задание 11 Задание 12 Задание 13 Задание 14 и 0 Блогерский марафон "91 день зимы" Задание #1 Задание #2…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment